Российская Информационная Сеть
 
 
Поиск
Дом и Семья   
Квартира   
Сад и огород   
Фэн Шуй   
Досуг   
Фитнес   
Этикет   
Усадьба   
Он Она   
Для дома и семьи   
Народные приметы   
Для торжеств   
new! Ваш малыш   
Модные обзоры   
Мода   
Фильмы для семьи   
 
Дети до школы   
Магия кулинарии   
Красота и здоровье   
Психология   
Стильные штучки   
Семейная литература   
Путешествия от А до Я   
Открытки   
Юмор   
Хобби и увлечения    
Коллекционирование   
Наши партнеры   
 
Гостевая книга   







  Квартира > Интерьер > Просто София

Просто София


Жена в Варшаве

В Польше Софи Марсо впервые оказалась в шестнадцать лет. В Париже остались растерянные родители и разъяренные руководители студии Gaumont, с которой она только что разорвала контракт (правда, ей пришлось назанимать у друзей денег, чтобы выплатить неустойку в миллион франков). В рюкзаке - пара ярких рубашек и туфли на шпильках (вдруг пригодятся?). Вокруг - та самая коммунистическая действительность, о которой они столько спорили с друзьями. А рядом - сорокалетний мужчина, у которого такие мудрые глаза и грустные шутки. Они познакомились всего пару дней назад на вечеринке, проговорили всю ночь, и Софи уже совершенно уверена, что встретила мужчину своей жизни - взрослого, опытного, способного взять ее за руку и повести.
"Ну вот представьте, что вам шестнадцать лет, у вас полный сумбур в голове, вы совершенно не понимаете, чего хотите от жизни, что вам нравится на самом деле, - пыталась Софи объяснить недоумевающим знакомым. - И вдруг появляется человек, рядом с которым все становится на свои места. Он знает, что мне нужно, понимает мои чувства, читает мои мысли! С Жулавским я расцветаю". Так говорила Марсо двадцать лет назад. Сейчас она выражается сдержаннее, но не менее оптимистично: "Конечно, мы с Анджеем часто ругаемся. Да не проходит дня, чтобы мы не поругались! Такие уж у нас характеры. Но до разрыва дело не доходило". Софи Марсо пытается создать иллюзию идиллии, но ей мало кто верит. "Почему вы до сих пор не поженились?" - спрашивают ее журналисты. "Не было времени", - отмахивается Марсо и выразительно теребит обручальное кольцо, подаренное Анджеем. "А почему вы живете в Париже, а он в Варшаве? Что-то вы не долго смогли прожить с ним в Польше", - не унимаются любопытные. "Потому что у него в Польше много работы, а у меня - во Франции, но я очень часто езжу к нему", - оправдывается Софи. "Как же вы на несколько лет уезжали без него в Америку, жили в Лондоне, раз у вас такая любовь?" - "Что делать, работа такая. Но он при первой возможности присоединялся ко мне". Софи не переспоришь. За ней всегда остается последнее слово: "Я рада, что мы не живем в Париже. Обожаю Польшу. Там мой дом теперь".
Она влюбилась в Польшу сразу, как только сошла с самолета с рюкзачком за плечами, держась за руку Анджея. Он показывал ей потайные уголки старого города и уродство новых районов, рассказывал ей - дом за домом, улица за улицей - свою жизнь и научил ее любить этот город, этих людей, эту жизнь. "Я уважаю поляков. Они никогда не сдаются, нигде, даже в чужой стране, не отказываются от своего языка, от своей крови", - восхищается Марсо.

Первое время они жили в крохотной квартирке. Софи это не очень смущало: она сама выросла в семье шофера в пригороде Парижа, все свои заработанные на "Бумах" деньги потратила, чтобы откупиться от кинокомпании, и вкус богатства и роскоши распробовать не успела. Теперь у Анджея дом, как говорит Софи, "на Московской дороге, за городом, в лесу". Сбылась ее мечта - жить за городом, в своем доме, чтобы вместо шума машин ее будили крики птиц, лай собак, чтобы вместо бензина пахло землей и мокрыми листьями. "В таком же доме прошло мое детство, - рассказывает Марсо. - Я не могу жить по-другому. Мне необходимо чувствовать смену времен года, ритм дождя и движение солнца. А в городе с трудом можно отличить день от ночи". Правда, Софи Марсо хотелось бы иметь еще один дом, где-нибудь на побережье, "между морем и землей". Она бы выбегала утром из дома и прыгала в холодную воду, рядом бы плескался и визжал Венсан, а Анджей вытаскивал бы их из моря, беспокоясь, как бы они не замерзли. "Но это как-нибудь потом", - говорит Софи.

Ее варшавская жизнь совершенно не похожа на парижскую. Здесь у нее нет имени, нет иных обязанностей кроме обязанностей жены и матери, нет светской жизни, которую так не любит Марсо. Здесь она становится похожей на любую другую польскую домохозяйку. Готовит для семьи разные вкусности. Будь ее воля, она бы питалась одними йогуртами и рыбой (не потому что худеет, а для здоровья), но мужчин надо кормить мясом и супом. А еще у нее мания чистоты. "Может, я сама выгляжу не супер, но в доме у меня всегда идеальный порядок, - хвастается Софи. - Я могу убрать три ванные комнаты и три спальни на одном дыхании. Это меня успокаивает. Знаете, такая разрядка для нервов". Впрочем, следить за порядком в варшавском доме не так уж сложно: он небольшой и очень скромный. Самое сложное - смахивать пыль с многочисленных картин польских художников, друзей Анджея.

Мускатный орех успокоит не только ум, но и желудок Мускатный орех успокоит не только ум, но и желудок
Мускатный орех - полезная специя, которая имеет в своем составе множество эфирных масел
Жизнь - это общение, общение с личностями, общение с любовью Жизнь - это общение, общение с личностями, общение с любовью
Человек - существо социальное, которому требуется общение с такими же существами
Лучшая подкормка грунта для цветов Лучшая подкормка грунта для цветов
Многие садоводы помимо стандартного набора - овощей/фруктов уделяют немало своего времени и внимания цветам


Ссылки по теме:

Комментарии к статье (0) | 2688 рейтинг: 7513
Страницы:  1  2  3  4 



 
   Copyright © RIN 2002- * нАПЮРМЮЪ ЯБЪГЭ