Российская Информационная Сеть
 
 
Поиск
Дом и Семья   
Квартира   
Сад и огород   
Фэн Шуй   
Досуг   
Фитнес   
Этикет   
Усадьба   
Он Она   
Для дома и семьи   
Народные приметы   
Для торжеств   
new! Ваш малыш   
Модные обзоры   
Мода   
Фильмы для семьи   
 
Дети до школы   
Магия кулинарии   
Красота и здоровье   
Психология   
Стильные штучки   
Семейная литература   
Путешествия от А до Я   
Открытки   
Юмор   
Хобби и увлечения    
Коллекционирование   
Наши партнеры   
 
Гостевая книга   







  Он и Она > Истрии посетителей > 

прислано: LENOCHKA

Это история произошла довольно давно, но сильно запала мне в душу. "Вернись, я все прощу:". Какая смешная фраза. Кажется, нечто подобное кричала мадам Грицацуева ослепительному Остапу. Так и видишь перед собой дамочку из водевиля, чья страсть нелепа, а любовные ужимки потешны. Конечно же, вы никогда не произносили ничего похожего. Или произносили?: Но никогда никому об этом не расскажите. Даже самому близкому другу? Представляю: Поэтому никогда об этом и не напишу. Разве что вот так: о других людях, о чужой жизни:
Пусть Она будет красива, очень мила и очаровательна. Он - заботливый, ласковый, добрый: Они оба молоды и хотят любви. Его Величество Случай свел их взгляды однажды, секунда, две: И в миг этот человек стал самым близким на свете. Судьбе зачем-то было угодно пересечь их судьбы, их жизни, такие разные и чужие.
А за окном колдовала золотая осень. Сладкая, теплая, солнечная осень медленно тлела пыльным воздухом, еще незавявшими розами и мягкой пахучей травой. Они, взявшись за руки, бродили по своему городу, радовались солнцу и теплу, улыбались прохожим, целовались и: влюблялись. Земля куда-то уходила из-под ног и кружилась голова. И казалось, что яркие бархатные листья, падающие откуда-то с небес, венчали их, а потом растворялись в солнечных лучах, а тех, что успевали долететь до земли, поднимал взъерошенный ветерок и еще долго шуршал ими под ногами прохожих: Мечта вдруг ворвалась в ее жизнь, сказка. И не хотелось этому сопротивляться, оставалось только во все это поверить. И она открылась этому счастью, как сильно сжатый бутон, долго ждущий своего часа, раскрывается солнцу.
Таяли недели, дни, минуты, такие долгие и невыносимые без него, и необычайно счастливые вместе с ним, с самым нужным теперь человеком, самым близким, но далеким одновременно. О, да, она еще слишком мало знала его, чтобы чувствовать, что у него там, в его мужских мыслях, внутри его мужской души. И неожиданно мечта стала ускользать из ее рук, пропадать, как при рассвете исчезает луна, и растворяются звезды. Его губы целовали теперь как-то не так, руки не так обнимали, глаза скрывались под веками, а иногда будто порывались сказать что-то, но не могли. Не могли эти зеленые глаза причинить ей боль. Изменилось все, все, во что она верила, так любила и чем дышала. И, наконец, однажды его каменный и теперь жутко холодный взгляд был небрежно брошен в ее сторону. Лед пронзил ее и сковал движения, в голове мелькнула мысль: ":все:"
И до сих пор она толком не знает почему звонила ему, когда он не брал трубку, почему надеялась все вернуть, когда возвращать было нечего, почему считала, что нельзя вот просто так взять и стереть их отношения, и кто виноват в том, что так случилось, и почему он ушел тогда: и с чистой душой завел еще один роман: Лично я не знаю, отчего они уходят и зачем возвращаются. Темен путь мужского сердца.
Мокрый осенний вечер. Воздух полон дыханием осени, пронизан сыростью и холодом, запахом грусти и смерти... Моросящий дождь и соленые слезы текли по щекам, потупившийся взгляд бросался в мокрый асфальт и оставался там, в серых лужах и гнилых листьях. Промокшие ноги шли и шли вперед, в черную бездонную пустоту. Щемило сердце, и душа, словно подбитая птица, билась в груди и издавала истошный вопль, падала куда-то и разбивалась на мелкие кусочки, а ветер, злой осенний ветер разносил их по мокрым дорогам и бросал под колеса машин. То самое чувство, ради которого она жила недавно, теперь переродилось и, словно червь, пожирало ее изнутри, не оставляя ничего от нее прежней. То светлое и чистое, что было у нее, она снова потеряла:
Разные мысли лезли ей в голову. Казалось, она не освободиться от них и от этого ужаса уже никогда, ведь даже во сне она мечтала вернуть все обратно, просто отмотать время назад, как киноленту; закрыть глаза, а, открыв их, понять, что это лишь сон, страшный и какой-то неуклюжий, ведь он таким неудобным и неловким клином врезался в ее новую счастливую жизнь. Простить?.. Простить нетрудно. Даже приятно. Как будто делаешь царский подарок. Другой вопрос - как забыть? Как не ощущать боль? Как избавиться от страха перед тем, кто тебе эту боль причинил?.. И нужно ли это ему, тому, ради кого она живет теперь?.. Хотя, какая разница? Ведь это уже другая история-чужая, чужая жизнь:


 161 рейтинг: 4454



 
   Copyright © RIN 2002- * нАПЮРМЮЪ ЯБЪГЭ