Российская Информационная Сеть
 
 
Поиск
Дом и Семья   
Квартира   
Сад и огород   
Фэн Шуй   
Досуг   
Фитнес   
Этикет   
Усадьба   
Он Она   
Для дома и семьи   
Народные приметы   
Для торжеств   
new! Ваш малыш   
Модные обзоры   
Мода   
Фильмы для семьи   
 
Дети до школы   
Магия кулинарии   
Красота и здоровье   
Психология   
Стильные штучки   
Семейная литература   
Путешествия от А до Я   
Открытки   
Юмор   
Хобби и увлечения    
Коллекционирование   
Наши партнеры   
 
Гостевая книга   







  Он и Она > Для неё > Их было десять

Их было десять

Итак, их было десять.

Первый был помешан на здоровье и все свободное время тратил на то, чтобы отучить меня курить. Когда я впервые поведала об этом своим друзьям, те были шокированы. Они сказали, что и не подозревали, что я курю травку. Мне было невыносимо стыдно признаться, что весь сыр-бор был затеян из-за банального табакокурения. Конфликт казался неразрешимым, но... Ни я, ни он на дороге не валялись - пришлось искать компромисс. В результате нескольких недель напряженных переговоров нам удалось его нащупать: он разрешает мне курить в его доме, а я, со своей стороны, принимаю на себя обязательство безропотно выслушивать лекции о вреде вредных привычек. Соглашаясь на это, я явно недооценила ни степени его занудства, ни своей внушаемости. И когда друзья начали с неудовольствием замечать на моем лице столь редкие в нашей среде признаки здорового образа жизни, я поняла, что надо делать выбор. Ни секунды не колеблясь, я сменила первого на второго.

Второй мог бы быть очень даже неплох, если б совершенно неожиданно не оказался гурманом. Он с упорством идиота заказывал в ресторане самые изысканные блюда и заставлял меня дегустировать вина. Я терпела, изо всех сил скрывая свою страшную тайну. Она состояла в том, что мой желудок никогда не проявлял недовольства, получая на обед макдональдсовский гамбургер. Такая реакция организма, по мнению второго, должна была свидетельствовать о каком-то неизлечимом недуге, малоизученной патологии внутренних органов, сопровождаемой гормональным дисбалансом. Я сознавала, что не смогу обманывать его вечно и решила самоустраниться, не дожидаясь разоблачения.

Третий был театральным актером. И бардом по совместительству. Как любой актер, автор и исполнитель, он любил, когда его слушали. Я, не будучи, правда, ни актрисой, ни автором, ни даже исполнительницей, имела наглость любить, чтобы слушали меня. Несмотря на это, первые два дня, пока он пел песни, декламировал стихи, а, уставая, ставил свои студийные записи, я терпеливо ждала, когда схлынет. Во мне сидела необъяснимая уверенность, что рано или поздно знакомство с его творческим наследием завершится, и я смогу спросить, где тут туалет. Когда же репертуар иссяк, и он, не приходя в сознание, зарядил по второму кругу, бесперспективность отношений стала очевидна. Мне удалось незаметно слинять под аккомпанемент его гитары. Отсутствие слушателя он заметил через пять часов, позвонил, спросил, что случилось. Я честно ответила, что очень захотела в туалет. Он не попрощался. Я не расстроилась, меня ожидал четвертый.

Тогда еще я не знала, что четвертого мне придется делить с его друзьями-интеллектуалами - Носом, Сярожей, Армяном и Пергаментом. Они часами обсуждали свои бизнесдела, не обращая на меня ни малейшего внимания (хотя Сярожа обращал поначалу, но потом понял, что я девушка порядочная, и перестал). Кроме наличия незаурядных друзей, четвертого отличал исполинский рост в один метр шестьдесят шесть сантиметров, да еще то, что он мнил себя половым гигантом. Я не разубеждала его. Отчасти из жалости, а отчасти и потому, что он, действительно, был половым гигантом. Во всяком случае, других объяснений моего с ним довольно продолжительного общения я сейчас найти не могу.

Пятый был молчуном. Правда, при первой встрече он произвел впечатление скорее говоруна, потому что старательно развлекал меня всевозможными забавными историями. Но как выяснилось позже, в тот первый день он рассказал все, что знал. Поэтому на следующее рандеву он прихватил свою бывшую жену Олю. Девушка рассказывала анекдоты, бесперебойно шутила шутки и смотрела на меня красивыми восторженными глазами. Сам же пятый расслабленно молчал и счастливо улыбался, трогая меня за коленку. Как выяснилось, они с женой продолжали жить вместе - предусмотрительная Оля в свое время не поленилась родить ему ребенка, что позволило ей стать пожизненной иждивенкой пятого. Наш тройственный союз снимал все проблемы: молчуну не надо было напрягаться, развлекая меня разговорами, Оле, наоборот, было с кем поболтать, я же не возражала против такого положения вещей, везде и во всем предпочитая иметь видимую альтернативу. И вроде все у нас было хорошо, но совершенно неожиданно молчун стал проявлять недовольство. Он заявил, что мы с Олей не обращаем на него внимания, постоянно уходим куда-то, оставляя его дома заброшенным и одиноким. И, вообще, из-за нашей женской дружбы, якобы, страдает его мужское достоинство. Я признала, что, и вправду, не уделяла его мужскому достоинству должного внимания, но что-то менять в наших с Олей сестринских отношениях уже не хотелось.

Шестой был известным фотохудожником, работавшим, в основном, с обнаженной натурой. Он без колебаний разглядел во мне неиссякаемый источник вдохновения и, слегка задыхаясь от переизбытка творческой энергии, попросил позировать. Мне не хотелось, и я сказала, что не могу. У меня, мол, синяк на бедре, потому что я ударилась об дверь. Это сообщение не расхолодило его, меня он готов был фотографировать даже одетой. Я продолжала капризничать и сказала, что не люблю, когда меня снимают, предпочитаю наоборот. Он не растерялся и попросил меня сфотографировать его у него дома. Я ответила, что не люблю фотографировать людей. На это он предложил вместе поснимать природу в каком-нибудь живописном уголке земного шара (на выбор). Я ответила, что не люблю фотографировать природу. Тогда он сказал, что хочет, чтоб у нас были дети. Я сообщила, что не люблю фотографировать детей. После этого он подумал, что я дура, и ушел.

С седьмым тоже не заладилось с самого начала. По номеру телефона, им оставленного, проживал вовсе не он, а некий маньяк-меланхолик, который в ответ на просьбу позвать Славика, поведал мне о своем глубоком внутреннем мире. Мир состоял, как я поняла, исключительно из неудовлетворенных сексуальных фантазий, которых у меня и у самой навалом, так что я повесила трубку. С тех пор ни от маньяка, ни от Славика я не получала вестей.

От восьмого пришлось спасаться бегством на третий день знакомства, потому что на второй он сделал мне предложение выйти за него замуж. Я бы может и согласилась, но тут он заявил, что обязательно сделает меня счастливой, выказав тем самым идиотическую и оскорбительную уверенность, что мое счастье находится в его компетенции. Не нужно объяснять, что я не могла связать жизнь с подобным субъектом.

Когда на горизонте появился девятый, я почувствовала сразу - это Он, девятый. Высокий, великолепно сложенный, красивый, как бог. Он не вылезал из спортзала и при этом, как ни парадоксально, любил Кафку. Но: Проблема была в том, что я не выносила физических нагрузок и Кафке предпочитала модные журналы. Делать вид, что я читаю книжки без картинок еще кое-как удавалось, но ежеутренний изматывающий бег грозил превратить меня в физически крепкого индивида, что могло бы пагубно сказаться на моей привлекательности в глазах особей противоположного пола. Здраво рассудив, что ни один мужчина ни стоит потери интереса со стороны остальных, я предпочла уйти.

За десятого я вышла замуж. Взглянув на него впервые, я сделала вывод, что последний раз он был в спортзале лет тридцать назад на школьном уроке физкультуры. Приглядевшись к его лицу, я с облегчением поняла, что Кафку он не читал. Дальнейший разговор показал, что он не читал даже модных журналов. Но зато... Он был безумно мил. Он не желал несбыточного, не имел болезненных пристрастий, не был измучен нарзаном, отягощен женой, соратниками и талантами в области музыки и дизайна. Казалось, он был вовсе лишен каких бы то ни было дарований. Разве я могла устоять? Правда, злые языки поговаривали, что основную роль здесь сыграл подаренный мне крохотный новенький автомобиль да парочка побрякушек, но это полная чушь.

Он просто был безумно мил.


Автор: Лала Брисс
Источник: WOMAN.ru

Несколько фактов о еде в Индии Несколько фактов о еде в Индии
1
Мифическая гомеопатия: заблуждения, в которые вы верите Мифическая гомеопатия: заблуждения, в которые вы верите
Гомеопатия - метод медицины и существующий порядка 200 лет особый вид терапии
Бизнес -идея: открываем свой бар. Секреты бизнеса. Бизнес -идея: открываем свой бар. Секреты бизнеса.
Сама идея бара подразумевает собой возможность посиделок в знакомом кругу друзей, знакомых или просто в `домашнем местечке` для вас и расслабиться, не работать `на публику` как обычно принято


Ссылки по теме:

Комментарии к статье (0) | 3478 рейтинг: 1513



 
   Copyright © RIN 2002- * нАПЮРМЮЪ ЯБЪГЭ